«МОИМ ГЛАВНЫМ ЖЕЛАНИЕМ БЫЛО СДЕЛАТЬ ЖЕНЩИН НЕ ТОЛЬКО КРАСИВЕЕ, НО И СЧАСТЛИВЕЕ…» — КРИСТИАН ДИОР

Kristian-Dior-rodilsja

Мы говорим «Франция», подразумеваем «мода». Говорим «мода», подразумеваем «Кристиан Диор». Его называли и дамским угодником, и дамским диктатором. И он действительно посвятил свою жизнь и талант женщинам. Для него женщины были чудом, венцом природы, цветами несравненной красоты.

И никто лучше не знал линии изгиба женского тела, ибо сделать модную одежду, не зная этого, невозможно. В его мастерских работали сотни женщин, его клиентками были лучшие и самые знатные женщины мира. Они его боготворили, молились на Мастера. Его советы принимались с благодарностью и выполнялись абсолютно точно, его поступки вызывали благоговейное восхищение. Он создал великую империю моды, которая, несмотря на то, что Диора уже давно нет в живых, продолжает расти и развиваться, а плоды ее радуют женщин всего мира и по сей день.  Кристиан Диор родился в Гранвиле, в провинции Ла Манш, 21 января 1905 года в зажиточной семье. Через несколько лет семейство переехало в Париж и устроилось на новом месте в районе Пасси, который Диор так никогда и не покинет. Будущий кутюрье уже в юности увлекся рисованием, мечтал стать великим художником, но родители прочили сыну карьеру дипломата. После настоятельных просьб матери Кристиан сдался и поступил в «Свободную школу политических наук». Однако на этом его политическая деятельность и закончилась. Вместо занятий по международному праву и географии, будущий кутюрье проводил время в музеях, учился музыкальной композиции и живописи. Как и у многих юных парижских гениев, молодость Диора была бурной. В тесном кругу друзей он был неистощим на выдумки, его фантазия не знала предела, а талант был многогранен. После того, как старший брат Кристиана женился, мать стала прилагать усилия, чтобы «устроить судьбу» своего любимчика. Кристиан охотно посещал балы юных невест, знакомился с возможными «кандидатками», но не подпадал под их чары. Впоследствии о Диоре будут говорить, что у него такой взгляд на женщин, словно он каждую переодевает. Он уже тогда не мог спокойно смотреть на безвкусно или небрежно одетых женщин. И давал своим знакомым девушкам такие советы, от которых те приходили в неимоверный  восторг. Закончив обучение, Диор возвратился к своему увлечению и открыл небольшую галерею вместе со своим другом Жаком Банжаном. Здесь продавались картины старых мастеров и работы Дерена, Матисса, Брака, Пикассо. Галерея приобрела известность и солидную репутацию. Но счастью не суждено было длиться вечно. В 1931 мир Диора рухнул: всего за несколько месяцев сгорела от рака его мать, а его отец, финансировавший галерею Диора, разорился. У него не было дома, у него не было денег, у него не было любимого дела. И самое страшное — он не мог продолжать вести привычный образ жизни. После трех лет полунищенского существования он заболел туберкулезом. Его друзья, с которыми он старался не потерять связь даже несмотря на лишения, смогли отправить его на лечение. И только в 1935 году в Париж вернулся тот Кристиан  Диор, о котором сейчас слагают легенды. Диор нашел приют у художника и актера Жана Озенна. Он стал делать театральные костюмы;  его друг помог показать рисунки Диора людям из модного бизнеса. И уже в 1938 году Диор сделал первый шаг к своему успеху, начав работать на Дом Робера Пиже и Люсьена Лелонга. Пиже научил его элегантности и простоте, у Лелонга же Диор освоил ремесло и технологию, унаследовал любовь к ручной работе, чутье на материал. Однако место Диора занял другой человек, когда тот был призван на  фронт во время Второй мировой войны. И снова будущий мастер начинает с нуля: снова журналы, снова работа модельером…

0_6809f_4e57f9e3_XL

«Неужели так будет всегда? Я буду ходить по этой улице, рисовать для чужих коллекций. Мне уже сорок лет, а кто я такой?» Конечно, Кристиан упорно сам искал свой путь, его способности были несомненны, но его судьбу решил Марсель Буссак — миллионер, владелец огромной текстильной империи, скаковых конюшен и еще многого другого. Он дал первые финансовые средства Диору на открытие собственного дома моделей.  Кристиан получил неслыханные деньги (60 миллионов франков) и полную свободу действий. За 7 месяцев ему было необходимо проделать огромную работу: придумать коллекцию, найти и декорировать помещение, подыскать клиентуру и создать команду. «Быть самому себе хозяином в моем случае означало не столько свободу и прихоть, сколько подчинение самому неотступному долгу — преуспеть любой ценой», — вспоминал позже Кристиан Диор. В 1946 году в содружестве с Марселем Буссаком он открывает собственный Дом на авеню Монтень. «Обычно утром мне очень трудно проснуться, но  сегодня я просыпаюсь и тут же встаю. Я хочу прийти  пораньше. В августе, как раз в то время, когда  показывается моя зимняя коллекция, стоит чудесная  погода. На улице Монтень — парижское лето…». Первый показ моделей Диора прошел в особнячке на авеню Монтень на открытии дома моды Dior.

DIOR_NewLook

Затянутые талии, высоко поднятый пышный бюст, маленькие круглые плечи, юбки до щиколотки, прямые либо довольно широкие – вот основные черты его первой коллекции, которая смело порвала с наследием довоенной высокой моды, развивавшейся в сторону упрощенности и функциональности. Он ввел в моду платья, словно заимствованные у аристократок прошлых веков: длинные пышные, роскошно отделанные. На иные из них шло до сорока метров ткани! Казалось, новый силуэт, названный «new look», испугает покупателя, привыкшего за годы Второй мировой к коротким юбкам и квадратным пиджакам. Но случилось наоборот! 90 платьев в один момент смели все представления о моде у капризных парижанок. Уставшие от ограничений и нищеты, они с восторгом приняли коллекцию. «Как можно показывать такую кричащую роскошь, когда только что закончилась война!?» Но первый успех не был окончательной победой. Неожиданным протестом отозвалась пуританская в те времена Америка. «Как он посмел вернуться к роскоши в стране, парализованной забастовками, где правительства сменяются одно за другим, где не хватает буквально всего?», — резко реагировали привыкшие к независимости от Парижа за годы войны американские кутюрье. Был создан клуб в защиту коротких юбок. Диора обвиняли в том, что он обезобразил женщин. В столицах мира устраивались демонстрации «за» и «против», в борьбу включились мужчины… Через год вся Европа и Америка приняли новый стиль. В последствии, когда имя Диора стало эталоном элегантности и красоты,  мастера все еще продолжали обвинять его во всех смертных грехах. Но кутюрье строго придерживался правила: «Лучше пусть тебя ругают на первой полосе, чем уделяют две строчки похвалы на последней». И этот принцип всегда оказывался верным. Так и в 1947 году газетная шумиха не смогла доказать, что новый силуэт плох, скорее привлекла внимание к новому слову в мире высокой моды. Неудивительно, что в том же 1947 году  Диору вручили Оскара высокой моды.  С 1947 по 1957 годы, придумывая две коллекции в год, Диор продолжал шокировать публику. Названия линий резали слух: «Венчик», «Циклон», «Вертикаль», «Тюльпан». Это были образы, которых публика ждала и опасалась. Перед каждым показом зрители трепетали. Какие изменения они принесут?

mdc-edt

«Достаточно открыть флакон, чтобы возникли все мои платья, а каждая женщина, которую я одеваю, оставляла за собой целый шлейф желаний. Духи — необходимое дополнение личности женщины, это завершающий аккорд для платья…»   После недолгих раздумий,  уже зарекомендовавший себя кутюрье принимает решение создать отдел мехов и открыть фирму «Духи Диор». Первым открытием для парижских модниц стал аромат «Мисс Диор», за ними последовали «Диорама» и «Диориссимо». Но и это не удовлетворило модельера. Вскоре кутюрье становится настоящим промышленником. Его предприятия выпускают галстуки, корсеты, перчатки, сумки, драгоценности. В 1953 году у Диора появился обувщик Роже Вивье, уже известный в США. Обувь — необходимый «штрих» для завершения силуэта — доводит изысканный облик «Диор» до совершенства. Таким образом, к середине 50-х Диор возглавляет настоящую империю, ставшую признанным лидером в мире роскоши. Обладая невероятным талантом, он не отрицал его в других. Он с первого взгляда мог оценить работу молодого дизайнера и всеми силами привлекал новичков в свой дом моды. Здесь кроил женские костюмы своей первой коллекции Пьер Карден, учились тайнам профессии Жан Луи Шеррер и Фредерик Касте. Диор не только отыскивал таланты, но и помогал им восходить на Олимп «Haute couture» — черта, отнюдь не свойственная этому миру. Так, Фредерик Касте уже в 24 года имел собственное ателье. Когда в 1955 году в Дом Диора пришел некий Ив Сен-Лоран,  Диор быстро увидел даровитость новичка и вскоре назначил его своим преемником. Успех сопутствовал Диору не только на подиуме.

550x477_0xd42ee42a_8277429091382430090Он принял участие в постановке 15-ти фильмов, создавая костюмы для таких актрис, как Ава Гарднер и Марлен Дитрих в картинах Альфреда Хичкока и Марка Робсона. Диор открыл свои филиалы, дочерние фирмы и магазины в десятках стран. В его магазинах женщины могли одеться с ног до головы: от чулок, туфель и белья  до шляпок. Оптовые покупатели  могли заказать лучшие изделия с маркой Диора для очередного сезона, а производители — приобрести эскизы и выкройки новых моделей. Мода — это жестокий мир огромных денег, конкуренции, шпионажа, похищения секретов. Диор выжил в нем и победил. Но победа ему далась слишком дорого. В год его успеха, 1947-ой, с ним случился сердечный приступ, после которого доктора посоветовали ему больше заботиться о  здоровье. Но Кристиан был ослеплен удачей и одержим желанием жить. Он безмерно любил своих друзей и своих коллег. Он умел заботиться о других, но всегда забывал о себе. Его болезнь вернулась через 10 лет и забрала его из жизни навсегда. И через 10 лет, после премьеры своей коллекции, великий кутюрье умер от сердечного приступа, сидя на стуле в гостинице Монтекотини. «Женщины с их интуицией понимают, что моим главным желанием было не   только сделать их красивее, но и счастливее. Их  признательность и служит мне наградой» Он был на вершине успеха всего 10 лет, но его империя успела перевернуть мир. За короткое время марка Кристиана Диора стала символом моды и высокого качества во всем мире. Он умер, а его империя продолжала жить уже в руках 21-летнего Ив Сен-Лорана. Легенды о нем, сочиненные при жизни, ходят и сегодня. В них он предстает добрым, справедливым и… не от мира сего. Когда Диора хоронили, его друзья говорили о нем, что это Господь призвал его одевать ангелов.

Источник:  Интернет-журнал «Про бизнес»